October 2nd, 2014

увидела, интересное

Карьера seoшницы: часть третья, шкандальная

Не пугайтесь, я не буду сейчас перетряхивать грязное белье нашего агентства. Уверена, что любая работа таит в себе как приятные, так и неприятные моменты. Возможно даже у ассенизаторов – скорее всего приятные моменты есть, только мы о них не знаем. Иначе, кто бы шел на эту работу?

К слову сказать, авральность и «надо было еще вчера» расчетов пугала меня сначала. Как и всем людям, в стрессовом состоянии мне выполнять задания очень сложно, плюс надо помнить, что опыта общения с людьми в реале (за исключением детей и мужа) у меня было за последние семь лет крайне мало. Поэтому изначально я допустила две серьезные ошибки: начала высказывать свое мнение по любому поводу и хвастаться скоростью своей работы.

За что и получила достаточно быстро негатива, от Паши, самого опытного на тот момент сотрудника отдела. У Паши был месяцами сложившийся алгоритм работ: как делать расчет, как продвигать сайты, как писать рекомендации. И он был прав, настаивая на выполнении полностью всех подряд действий, потому что в seo невозможно понять в пост-анализе, что именно привело к успешному результату. Может быть это, а может быть то, а может только совокупность действий, причем именно в таком порядке. Магия!

Тут надо сделать техническое отступление и пояснить кое-какие вещи. Гуру поисковой оптимизации могут с легкостью пропустить этот абзац, ничего нового я не скажу.

Для всех остальных. Яндекс на данный момент принимает во внимание при ранжировании сайтов в поисковой выдаче по разным данным от 800 до 1000 различных факторов. Может, даже и больше – точную цифру знают только разработчики алгоритма. Чтобы понять, что менять на сайте и в его окружении, нужно определить, какие важные факторы, а какие не очень. Естественно, выгоднее влиять на важные факторы – так мы быстрее получим результат. (Нужно еще учесть, что на некоторые факторы мы вообще влиять не можем – возраст домена клиентского сайта, или например, вхождение ключевого слова в домен.)

Так вот, скажу вам по большому секрету: у каждого сеошника свое видение важных факторов, и того, как правильно их менять. Обычно это основывается на собственном опыте. По тому факту, что у многих сеошников есть успешные проекты, можно заключить, что срабатывают разные стратегии  - а это значит, что одной правильной стратегии, единственно правильного видения нет и быть не может.
Нужно ли объяснять теперь, что у меня и Паши были разные взгляды на некоторые детали оптимизации сайта, а уж тем более, на оформление рекомендаций?

Да, забыла сказать! Через два месяца, когда еще не закончился испытательный срок, мне доверили первый проект. Внутренний сайт, а вернее, группу сайтов. К тому же я вносила рекомендации на сайты клиентов (сказался опыт разработки сайтов и работы контент-менеджером). Плюс расчеты, иногда до пяти в день, и создание вручную отчетов по всем клиентам в конце каждого месяца.

По внутреннему сайту мне поручили самой подобрать семантическое ядро, прописать соответствие запрос – страница, сделать аудит и написать рекомендации. Первая моя «разбивка» запросов по страницам провалилась с треском. Паша, который курировал данный проект до этого, забраковал половину распределенных мной запросов. Ну действительно, запрос «продвижение сайта сео и контекстом» никуда не годится, и единой посадочной страницы под него быть не может – так как обычно существуют отдельно страница под seo, отдельно страница под контекстную рекламу. Нельзя было не то что определить верную посадочную (landing page, как называла ее тогда я, а Паша страшно ругался на меня за этот термин), но и вообще продвигать сайт по такому двойному запросу. Сейчас я понимаю, что можно придумать «костыль», и обойти противоречие, но до сих пор стараюсь избегать в семантических ядрах запросов «продажа блузок и юбок», «гинекология и урология» и т.д. В общем, это был мой первый косяк. За ним последовал второй.

Я отвратительно, с точки зрения Паши написала рекомендации. По-моему три раза он возвращал мне их на переделку со своими гневными комментариями. Плохо было то, что я  не понимала, как было надо написать их правильно. А очень хотелось. Началось противостояние: моего мнения и Пашиного. Расчеты, которые ставились на меня, курировались всеми ребятами отдела по очереди. Когда я видела в новой задаче на расчет ответственного Пашу, я понимала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Будем переделывать расчет много раз. И все равно я буду виноватой.
Это было ужасно. Он злился на меня, я это видела и понимала, и от этого тупела на глазах и делала ошибку за ошибкой. Это продолжалось с неделю. Каждый вечер я садилась в машину к мужу, когда он меня встречал, расстроенная донельзя. Мне нравилась моя работа, мне было интересно учиться новому, но такой прессинг выматывал меня и выбивал почву из-под ног.

Конечно, многие могут сказать, что нужно было поговорить с Пашей и объяснить ему свою позицию, а не устраивать детский сад. Все это верно, но мне на тот момент остро не хватало опыта общения и уверенности в  своих силах. Наверное, каждый может вспомнить подобный эпизод в своей жизни.
Наконец, через неделю или две подобного морального терроризма, я решилась… ну да, увольняться. Катя, как руководитель отдела, поступила в той ситуации весьма грамотно: усадила нас обоих в переговорку, пыталась выяснить, в чем недовольство у нас друг другом, а поняв, что мы готовы горло друг другу перегрызть – запретила нам общаться устно. Только письменно. Так прямо и сказала: «Чтобы я ни слова от вас не слышала, общайтесь письмами и в Джире.»

Нам пришлось подчиниться. Где-то дня на три между нами с Пашей повисла полная тишина. На четвертый день он повернулся ко мне и спокойно спросил:

- Лена, можно с тобой посоветоваться?

Каких усилий это стоило Паше, я представляю прекрасно! Но с тех пор мы стали нормально общаться, сотрудничать, советоваться и консультироваться, а позднее даже болтать на нерабочие темы. Сейчас мы общаемся довольно редко, но с днем рождения обязательно поздравляем друг друга по телефону и советуемся по seo и не только.

С сентября по март я проработала помощником сео-оптимизатора, выполняя по сути рутинную работу: расчеты, подбор семантического ядра, внесение рекомендаций и составление отчетов по позициям. Многие умения автоматизировались до навыков. Конечно, мне хотелось развития, и о том, как я получила свое первое повышение, я рассказу в следующей, четвертой части.